Рассказы Врача Скорой Помощи

      Комментарии к записи Рассказы Врача Скорой Помощи отключены

Рассказы Врача Скорой Помощи.rar
Закачек 939
Средняя скорость 8084 Kb/s

Рассказы Врача Скорой Помощи

Смешные картинки, видео, приколы и новости

Руководство медицины соседней губернии пригласило представителей разных учреждений здравоохранения нашего региона на мероприятие, давно проводимое там у них. Поехал и я вместе со своими коллегами. Что за мероприятие – мы того не знали. Известно лишь было, что сначала оно было ежемесячным, а теперь стало проводиться каждую неделю.
Прибыли загодя и пошли занимать места в актовом зале административного здания. Постепенно помещение заполнялось людьми. У большинства из них на кофтах, пиджаках, свитерах висели медали… По одной, две, а у иных и по три… Бряцая регалиями, народ рассаживался, заполняя зал. Свет погас, голоса умолкли и в лучах софитов на сцене появился элегантный ведущий во фраке.
Без каких-либо предисловий, он распахнул корочки папки, сунул внутрь нос и после секундной паузы объявил:
— Мария Петровна Афанасьева! На сцену вышла женщина лет пятидесяти в сопровождении молодого человека на пару голов выше её. Немного помявшись у микрофона, она произнесла:
— Я вызвала «скорую помощь» Юрику…
— Простите, Юрик – это?…
— Юрик – это мой сынок, – ответила женщина и рукой притянула к себе молодого человека.
— А сколько лет Юрику?
— Двадцать три.
— И что же произошло?
— У него потекли сопельки, поднялась температура и я позвонила в «скорую помощь».
— Но ведь это не всё, правда?
— Нет. Мне сказали, чтобы Юрочка выпил таблетку жаропонижающего, но я настояла, чтобы «скорая» приехала. Ведущий не унимался:
— Скажите, а какая температура была у вашего сына?
— 37,3, – ответила женщина, гордо вскинув голову. В зале раздались аплодисменты, а из-за кулис выскочила девица на каблуках, неся на подушечке кругляшок медали.
Ведущий торжественным голосом объявил:
— Медалью «Я вызываю «скорую» на х**ню» III степени награждается Мария Петровна Афанасьева. Аплодисменты постепенно стихли, ведущий подождал с минуту и продолжил:
— Екатерина Ивановна Арбузова! Из зала вышла ещё одна дама бальзаковского возраста с бинтом на левом указательном пальце.
— Что произошло, Екатерина Ивановна?
— Позавчера я резала мясо… Оно не до конца ещё разморозилось, нож соскочил и срезал кусочек ногтя и вот самый кончик мякоти. Кровь быстро остановилась, я обработала палец перекисью, забинтовала его и вызвала «скорую помощь».
— Почему вы так поступили, Екатерина Ивановна?
— А вдруг задет важный нерв?! Зал снова аплодировал, из-за кулис опять выскочила девица с медалью той же степени, что и пятью минутами ранее.
— Продолжаем! Иван Степанович Кулик! На сцену поднялся седовласый крепкий мужчина в военном кителе с полковничьими погонами.
— Расскажите, Иван Степанович, свою историю…
— Докладываю, – чеканно начал Кулик. – Три дня назад после бани стал я ложиться спать, сел на кровать и начал чесать эдак вот пяткой по другой ноге и почувствовал, что пятка у меня какая-то не такая. Посмотрел, а там мозоль во-о-от такущий вырос! Ну, думаю, дело труба! Не дай Бог гангрена начнётся и оттяпают всё к чёррртовой матери!
— Иван Степанович, насколько я знаю, у вас уже есть медаль «Я вызываю «скорую» на х**ню» III степени? – поинтересовался ведущий.
— Так точно! Пару месяцев назад заусёнок вырвал из пальца, а тот возьми, да через день загноись. И я, ни секунды не раздумывая, набрал «ноль три»! – ответил полковник.

— Ну что-ж… Иван Степанович Кулик награждается медалью «Я вызываю «скорую» на х**ню» II степени!
Аплодисменты в зале были громче и продолжительнее. Потом были три юные девицы, получившие каждая по медали III степени за вызов на мигрени и болезненные месячные. Каждый месяц. Бледный мужчина получил II степень. Правда, бригада к нему никогда не выезжала, но он исправно звонил и спрашивал – чем можно повысить давление, если его комфортное 120/80, а тонометр показывает 115/75. В пять утра. Специальные грамоты были вручены хозяевам пяти домов, на стенах которых уже несколько лет отсутствуют таблички с номерами. При этом в последний месяц двое наорали на медиков, что те «должны знать». Лариса Павловна Мурзина – толстая дама на ножках-окорочках, очень напоминающая курицу-наседку, с двумя медалями на груди – сразу была встречена одобрительным гулом из зала.
— Что, Лариса Павловна, опять?
— Да! – отвечала наседка, – Опять! Ведущий обернулся в зал:
— Для тех, кто находится здесь впервые, поясню: муж Ларисы Павловны – пропитой алкаш (Лариса Павловна энергично закивала головой). Каждый день после работы он заходит в закусочную, выпивает двести водки и идёт домой. В дни аванса и получки муж Ларисы Павловны нажирается до скотского состояния, ползком добирается до дома, вваливается в квартиру и засыпает в прихожей мертвецким сном. Лариса Павловна подхватила:
— Он у меня больной человек! У него очень нервная работа! А вдруг у него инфаркт или инсульт.
— Ну, а что же случилось на этот раз?
— Я вызвала скорую три раза за ночь. Один раз он всхрапнул как-то не так, а потом описался…
— И это медаль «Я вызываю «скорую» на х**ню» I степени! – закричал ведущий. Зал взорвался овациями. Награждения продолжались… Апофеозом стало последнее вручение. Кряхтя, на сцену поднялась скрипучая бабка Пономарёва с тремя медалями на засаленной кофточке.
— Что у вас?
— У меня шумит в ушах, будто чайник кипит.
— А как давно у вас шумит в ушах?
— Да чай лет двадцать шум-то не проходит… Аль поболе…
— И вы вызываете «скорую»?
— А как ещё, сынок? Шум-то не проходит… Ведущий явно смаковал ситуацию.
— Скажите, а как часто вы вызываете? Так кажную ночь и вызываю… В два, аль в три часа… Днём-то я посплю немножко, а ночью шумит…
— А почему вы ко врачу не обращаетесь?
— А что мне твои врачи, сынок? Они таблеток каких-то напишут, а лечить не лечат. А со «скорой» приедут, хоть укол какой сделают… В зале стояла гробовая тишина… Напряжение можно было резать ножом…
— А где вы живёте?
— Так на улице Ленина и живу… Аккурат у второй поликлиники…
— Орден! Орден. – заревел ведущий. Но его никто не слышал. Люди повскакивали с мест, хлопали в ладоши до боли, свистели и кричали.
— Браво! Бис. – неслось со всех сторон. Девица на каблуках вынесла орден «Я вызываю «скорую» на х**ню», а ведущий прицепил его на грудь бабки Пономарёвой поверх трёх медалей. Тем временем всеобщее ликование в зале не стихало и грозило вылиться в масштабное празднество. Люди эмоционально обсуждали последнее вручение. Кто-то настойчиво трепал меня по плечу. Я повернул голову и открыл глаза. Диспетчер Михална, чтобы не разбудить остальных, прошептала:
— Вторая на вызов… У Пономарёвой опять в голове шумит… Я посмотрел на часы – 2:18

За тридцать с лишним лет пришлось увидеть много страшного и трагического, странного и непонятного, смешного и комического. «Скорая» – моя первая «профессиональная любовь». «Наша работа – как наркотик» – и этим многое сказано. Здесь надолго задерживаются только энтузиасты: на десятки лет. Остальные вскоре уходят, не выдержав.

«Суровые люди в белых халатах» написал некий журналист о работниках скорой помощи. Эти «суровые люди»» ежедневно и почти ежечасно спасают жизни тех, кто нередко их клянет почем зря, не увидев на пороге через минуту после телефонного звонка на «03». И нередко рискуют не только испачкать халат. Вот примеры:

Десяток лет назад. Три часа ночи. Середина января. Вызов в многоэтажный дом, повод » женщина 40 лет, плохо с сердцем». Направляемся к подъезду. Замечаем: метрах в двадцати сзади от нашей машины останавливается какой-то автомобиль с потушенными фарами, но никто не выходит. Естественно, это нас не касается и мы продолжаем свой путь. Вызов оказался «ложным»: в этом доме квартиры с таким номером не существует. Возвращаемся, чтобы по рации сообщить диспетчеру. Загораются фары и из упомянутой машины появляются четверо милиционеров в бронежилетах с автоматами наизготовку.

Диалог: «Вы по вызову?» – «Да, но в этом доме такой квартиры нет. А что?» – «Мы тоже по вызову: нам сообщили, что муж застрелил жену».

Комментарии: четверо вооруженных «стражей порядка» издали в машине ждали, как развернутся дальнейшие события, «уступив дорогу» безоружным медикам.

…Еще на лестнице нас встретил истошный женский крик. В прихожей на полу — старушка без признаков жизни. Сразу же начинаем реанимационные мероприятия. Буквально через пару минут восстанавливается сердцебиение и самостоятельное дыхание, но сознание отсутствует. Состояние больной остается тяжелым. Передаем пациентку прибывшей специализированной реанимационной бригаде и уезжаем на следующий вызов . Последнее, что осталось в памяти – беспомощно лежащие вдоль тела красивые и ухоженные руки больной, несколько не соответствующие ее 76 – летнему возрасту.

Через пять дней, узнав в какую больницу спецбригада доставила больную, звоню, опасаясь услышать самое страшное. Ответ лечащего врача поразил: «вчера самостоятельно ушла домой» – «Как домой? Вы не перепутали, коллега?» – «Ну, да, перепутал бы я с кем-нибудь эту бабушку с маникюром!»

Ранним утром оказываем помощь больной с тяжелым инсультом. Ее дочь совершенно спокойна и как-то даже безучастна. Сообщает, что «маме стало плохо вчера вечером после смерти отца» — «Он умер в больнице? – «Нет, у нас дома» – «Как дома? Где же он?!» – «В ванной. Пошел купаться и умер». То, что мы увидели в ванной – зрелище не для читателей «Микстуры». Непостижимо: дочь всю ночь, никого не вызывая, провела в обществе мертвого отца в наполненной водой ванне (!), и умирающей матери — в состоянии глубокой мозговой комы!

«Доктор, мне неудобно об этом говорить, но я по совету гинеколога утром измеряла базальную температуру в заднем проходе и случайно заснула. А теперь его (разумеется, термометра) нигде нет!» Случай довольно нестандартный: попробуйте достать сей весьма хрупкий стеклянный предмет, попутно не разбив. Хорошо, если «разбиение» произойдет после извлечения. А если?… Решение пришло, как бы, само собой. Отправил пациентку в туалет, порекомендовав перед дефекацией подстелить на дно унитаза пачку газет. Через несколько минут сияющая женщина предъявила мне искомый предмет в абсолютно неповрежденном виде.

Тридцатилетняя женщина в крайне тяжелом состоянии. Резчайшее удушье. Причина в излишней любознательности: при мытье ванны решила смешать для «усиления эффекта» несколько разных моющих и чистящих средств. Произошедшая химическая реакция сопровождалась сильным выбросом хлора и прямо в лицо. В итоге – острый токсический отек легких вследствие химического ожога дыхательных путей.

Работаем «на пожаре». Сопровождаемые огнеборцами в брезентовых робах заходим в залитую водой квартиру. Труп молодого мужчины, погибшего от отравления угарным газом (ожогов на теле нет), а рядом маленький пуделек, преданно прижавшийся к ногам погибшего хозяина…Жена погибшего, спасенная соседями, настолько пьяна, что даже не может сказать, где ее двое малолетних детей. В квартире детских тел нет нигде. Через несколько минут с облегчением узнаем, что малыши находятся у бабушки в соседнем доме — живы и здоровы.

«Что с Вами случилось?» – спрашиваю у сильно избитого с ощутимым алкогольным «выхлопом» пациента. – «А ты, что, мать – перемать…, прокурор?!…» несется поток отборной брани и угроз. Хотя пострадавший в полном сознании и прекрасно видит наши белые халаты. Приходится оказывать помощь, пригласив в качестве ассистента «человека в форме и с наручниками». К сожалению, подобные случаи почти ежедневны. Порой медикам достается не только в словесной форме…

Роды начались внезапно. Прямо в машине. Молодой фельдшер, сопровождавший роженицу, растерялся и обратился за помощью к коллегам … по радио. Опытные коллеги по рации подробно консультировали неофита, одновременно поспешив ему на помощь. Но не успели: роды благополучно произошли и завершились до их прибытия прямо в салоне санитарной машины с помощью упомянутого фельдшера, воодушевленного профессиональными наставлениями товарищей, полученными из радиоэфира.

Поздним осенним вечером мчимся на ДТП (дорожно – транспортное происшествие). По иерархической значимости этот повод к вызову — один из самых серьезных: практически никогда не бывает известно, сколько пострадавших и какова их тяжесть, есть ли погибшие… Естественно, выброс адреналина у всей бригады максимальный – так называемый «стресс ожидания». Описать это невозможно – нужно самому съездить на такой вызов под завывание сирены, да с проблесковым маячком! Да не один раз.

Так вот, за считанные минуты приезжаем, резко тормозим, мигом вылетаем из машины и видим в тусклом свете фар на мокром асфальте довольно грузное человеческое тело и светловолосую женскую голову, лежащую … отдельно, метрах в полутора – двух. Ощущение мимолетного ужаса сразу же рассеялось – это был всего лишь… женский парик, слетевший с головы незадачливой пострадавшей — сильно пьяной девицы возрастом лет около тридцати и массой тела, превышающей один центнер (при немалом росте!).

Погрузка ее в машину потребовала весьма значительных физических усилий не только членов бригады скорой помощи, но и доблестных сотрудников ГАИ. Следует заметить, что кроме множества ссадин, других повреждений, к счастью, обнаружено не было. Когда возвращались на подстанцию, сочинили двустишие, несколько переиначив общеизвестное: — » Ох, тяжелая это работа — С ДТП отвозить… бегемота!»


Статьи по теме